14-15 декабря 2019 года Всероссийская психоаналитическая научно-практическая конференция с международным участием «Основные формы современного психоанализа».

Овчаренко В.И., Брылев Д.П. Психоаналитические и философские искания Николая Осипова

 

Библиотека психоаналитической литературы

Труды специалистов РПО

 

 

 

Овчаренко В.И.

Психоаналитические и философские искания Николая Осипова

 

 

Российский психиатр и пионер популяризации психоанализа в России Николай Осипов родился 12 октября 1877 года в Москве в дворянской семье.

 

Отец его Евграф Алексеевич Осипов был одним из создателей и видных деятелей земской медицины. Как высококвалифицированный врач, заведующий санитарным бюро Московского губернского земства, и автор популярной книги "Русская земская медицина" он получил значительную профессиональную известность и общественное признание.

 

Мать Николая Осипова была широко образованной женщиной, прекрасно владевшей иностранными языками. В основном она занималась домашними делами, но из-за серьезной болезни (истерической ипохондрии), преследовавшей ее всю жизни, она не могла уделить должного внимания ни сыну, ни дому. Из-за болезни она даже не могла выкормить сына, и волею судьбы он стал ребенком семи нянек. Отдавая почти все силы и время борьбе с болезнью, мать Н.Осипова лечилась у разных парижских, берлинских, петербургских и московских врачей, но результаты врачевания оставляли желать лучшего.

 

В силу обстоятельств сын во многом был представлен самому себе. После года учебы в частной гимназии Л.И. Поливанова Николай Осипов заболел "летучим ревматизмом" и проболел около года.

 

В 1890 г. он поступил во второй класс Первой московской гимназии (у Пречистинских ворот, около храма Христа Спасителя) и окончил ее в 1897 г. с золотой медалью.

 

В детские и гимназические годы Н.Е. Осипов увлекался историей и филологией, к которым вскоре присоединился устойчивый интерес к душевному миру человека и вопросам медицины. По собственному свидетельству Н.Е. Осипова, по окончании гимназии он "без колебаний решил поступать на медицинский факультет с тем, чтобы заниматься психиатрией".

 

Подобно З.Фрейду, решение о выборе профессии Н.Е. Осипов принял под сильным влиянием мотивов личного порядка, однако, в отличие от З.Фрейда он принял его без колебаний и четко указал на факторы, предопределившие его выбор. На закате жизни Н.Е. Осипов считал, что избрание психиатрии в значительной мере предопределили его многолетние наблюдения за болезнью матери, болезнью дяди и других родственников и личное влияние психиатров (В.И. Яковенко, П.И. Якоби и др.), часто бывавших в доме Е.А. Осипова.

 

В 1897 г. Н.Е. Осипов поступил на первый курс медицинского факультета Московского университета. Летом 1898 г. он с учебными целями посетил Фрейбург и Цюрих. В 1899 г. в связи со всеобщей студенческой забастовкой Н.Е. Осипов был заочно избран в ее руководящий орган и (хотя он не принимал никакого участия в его работе) 1 апреля 1899 г. был арестован и около недели провел в заключении, откуда "был освобожден по протекции". Но его все же лишили возможности продолжить образование в России.

 

В 1899 г. Н.Е. Осипов уехал в Цюрих (Швейцария), где при содействии друга отца бывшего профессора гигиены Московского университета Ф.Ф. Эрисмана стал студентом медицинского факультета Цюрихского университета. Но, не проявив особого рвения к учебе, вскоре начал кочевать по университетам Бонна, Берна, Базеля и др.

 

После скоропалительных женитьбы (1902) и развода (1903) 16 ноября 1903 г. Н.Е. Осипов был удостоен ученой степени доктора медицины Базельского университета за диссертационную работу, выполненную им под руководством профессора Кауфмана. Впоследствии (уже будучи в эмиграции) Н.Е. Осипов не без иронии охарактеризует себя как дитя семи кормилиц и семи университетов (Московского, Фрейбургского, Цюрихского, Боннского, Бернского, Базельского и Пражского). Он действительно очень долго был взрослым ребенком и, по его собственному признанию, отличался от многих сверстников и коллег отчетливо выраженной обломовщиной. Пожалуй, сам Н.Е. Осипов несколько преувеличивал роль обломовщины в своей натуре, но что было - то было.

 

В 1904 г. Н.Е. Осипов вернулся в Москву, где начал работать помощником прозектора В.П. Карпова на факультете гистологии и эмбриологии Московского университета. Доцент В.П. Карпов помог Н.Е. Осипову адаптироваться к новым условиям работы и сыграл значительную роль в развитии его профессиональных ориентаций и творческом росте. Одновременно Н.Е. Осипов был экстерном Преображенской городской больницы душевнобольных (Московского доллгауза), директором которой был один из самых блестящих российских психиатров профессор Н.Н. Баженов. В человеческой и профессиональной судьбе Н.Е. Осипова благотворное влияние наставничества, идей и личности Н.Н. Баженова, его постоянное дружеское участие и поддержка стали одним из определяющих факторов.

 

Вскоре после второй женитьбы (1905) Н.Е. Осипов перешел из Преображенской больницы в частную психиатрическую лечебницу Баженова и Цейтлина (Герцога-Бейкер-Корсакова), в которой работал ординатором.

 

С конца 1906 г. по осень 1911 г. (по протекции профессора Н.Н. Баженова) Н.Е. Осипов работал старшим ассистентом в психиатрической клинике Московского университета, директором которой был один из лидеров отечественной психиатрии профессор В.П. Сербский. 1 мая 1907 г. Н.Е. Осипов с успехом выступил на съезде Пироговского общества русских врачей. Его доклад ("О плазматических клетках при прогрессивном параличе") был понят и оценен специалистами как содержательная и перспективная научная работа.

Значительный и прекрасный период работы Н.Е. Осипова в психиатрической клинике Московского университета был, пожалуй, наиболее важным в плане формирования Н.Е. Осипова как высококвалифицированного психиатра.

 

Под влиянием Н.Н. Баженова и В.П. Сербского первоначальные увлечения Н.Е. Осипова гистологией, исследованиями микроскопического строения сердечной мышцы и работой по изучению патофизиологии и патопсихологии мозга постепенно смещались в сторону концентрации внимания на актуальных проблемах современной психологической теории и новейших методах психиатрии и психотерапии.

 

Особое внимание Н.Е. Осипова привлекли вопросы невроза навязчивых состояний, по которым он собрал значительный материал для написания серьезной работы. (А опыт такой работы у него уже был. В 1911 г. в Париже была опубликована книга Н.Е. Осипова и Н.Н. Баженова, посвященная проблемам внушения и другим вопросам психотерапии.) В этот период в профессиональной судьбе Н.Е. Осипова произошли весьма значительные изменения.

 

В 1907 г. он познакомился с идеями и трудами З.Фрейда, которые воспринял и оценил как новое слово в психологии и психопатологии. И в 1908 г. в "Журнале невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова" опубликовал статьи "Психологические и психопатологические взгляды Фрейда в немецкой литературе 1907 г." и "Психология комплексов и ассоциативный эксперимент по работам Цюрихской клиники" -- явившиеся фактически первыми российскими профессиональными публикациями о психоанализе, а в 1909 г. в этом же журнале опубликовал статью "Последние работы Фрейдовской школы".

 

Летом 1910 г. он посетил З.Фрейда в Вене и установил с ним профессиональные и человеческие отношения, которые поддерживал всю жизнь. В этом же году он встречался с Э.Блейлером и К.Г. Юнгом (в Цюрихе) и П. Дюбуа (в Берне) и обсуждал с ними психиатрические и психотерапевтические проблемы.

 

До конца дней Н.Е. Осипов считал себя "первым популяризатором З.Фрейда в России", а самого З. Фрейда - одним из своих учителей.

 

В 1910-14 гг. он был соучредителем и членом редакционной коллегии междисциплинарного первого российского психоаналитически ориентированного журнала "Психотерапия. Обозрение вопросов психического лечения и прикладной психологии", в котором в 1910-1912 гг. опубликовал серию статей о психоанализе и психотерапии ("О психоанализе", 1910, № 1, 3; "Еще о психоанализе", 1910, № 4-5; "Идеалистические настроения и психотерапия. О книге профессора Яроцкого", 1910, № 6; "Психотерапия в литературных произведениях Л.Н. Толстого. Отрывок из работы "Толстой и медицина", 1911, № 1 и др.).

 

о всех статьях о психоанализе, написанных компетентно и доброжелательно, Н.Е. Осипов отдавал должное выдающимся открытиям и достижениям этого учения, но вместе с тем проявил осмотрительное и критическое отношение к идеям и выводам З.Фрейда, часть которых (например, теорию сексуальности и др.) рассматривал как гипотезы, требующие дальнейшей разработки и обоснования.

 

Сам Н.Е. Осипов, с приличествующей скромностью, квалифицировал свои статьи об учении З. Фрейда и его последователей как "введение к пониманию работ по психоанализу". В целом они сыграли значительную роль в оперативном знакомстве российских профессионалов и общественности с новейшими и перспективными научными идеями.

 

Психоаналитическое учение и личность З.Фрейда произвели на Н.Е. Осипова столь сильное впечатление, что до конца своих дней он оставался под их детерминирующим влиянием. Что, однако, отнюдь не помешало ему признать и принять идеи других своих очных и заочных учителей, в том числе С.С. Корсакова, Н.О. Лосского, Л.И. Петражицкого, Г.Рикерта и др.

 

Его открытость и интерес к передовым идеям предопределили широкий диапазон научного творчества Н.Е. Осипова. В общем основными сопряженными направлениями его деятельности были: неврозология, психоанализ, психология и философия. Причем с течением времени у него явно усиливалось тяготение к философскому постижению существа проблем и философскому осмыслению сущего.

 

Особенно следует отметить, что Н.Е. Осипов был одним из первых психиатров и психотерапевтов, осуществивших относительно систематическое применение психоаналитических идей и психоаналитического метода к анализу содержания литературных произведений и личности их творцов (Н.В. Гоголя, А.С. Грибоедова, Ф.М. Достоевского, М.Е. Салтыкова-Щедрина и Л.Н. Толстого).

 

В 1911 г. Н.Е. Осипов стал доцентом, и казалось, что в самое ближайшее время его ждут дальнейшие успехи. Но в 1911 г. в его жизни и профессиональной судьбе произошел неожиданный поворот. После реакционной акции министерства просвещения Л.А. Кассо, направленной против студенчества и университетских свобод, около ста профессоров и доцентов были вынуждены покинуть университет в знак протеста. Одним из инициаторов этого благородного движения протеста был профессор В.П. Сербский, который демонстративно ушел из университета вместе с частью своих учеников (среди которых был и Н.Е. Осипов). Вообще-то он никогда не интересовался политикой, но политика коснулась и его. Часть коллег Н.Е. Осипова, оставшаяся в университете, была заклеймена ушедшими как "штрейкбрехеры" и быстро сделала хорошую (но краткосрочную) административную карьеру.

 

В целом с уходом из университета Н.Е. Осипов практически не пострадал. Профессор Н.Н. Баженов с удовольствием взял его к себе на должность доцента психиатрии Высших женских курсов в Москве, кроме того, он одновременно работал врачом-консультантом в Рукавишниковском приюте для малолетних преступников и занимался частной практикой. Материальное положение его было прекрасным.

 

Как член Психологического общества Московского университета и Общества невропатологов и психиатров Московского университета Н.Е. Осипов поддерживал профессиональные контакты с коллегами, но все же ему не хватало широкого профессионального общения. И когда профессор В.П. Сербский предложил организовать новое научное общество Н.Е. Осипов поддержал эту идею.

 

В 1911 г. он вместе с В.П. Сербским, Н.Н. Баженовым и другими психиатрами был соучредителем, членом бюро и секретарем Московского психиатрического кружка "Малые пятницы", в котором состоял до 1918 г. На первом заседании этого кружка (24 февраля 1912 г.) Н.Е. Осипов сделал доклад "Из логики и методологии психиатрии". И в дальнейшем довольно часто выступал по вопросам психиатрии, психотерапии и психоанализа.

 

Научный психиатрический кружок "малые пятницы" в значительной мере содействовал усвоению и распространению комплекса психоаналитических идей и был фактически одной из первых организационных структур российских психоаналитически ориентированных психиатров и психотерапевтов.

 

В 1911-1913 гг. Н.Е. Осипов совместно с О.Б. Фельцманом был редактором издававшейся в Москве серии книг "Психотерапевтическая библиотека", в которой были опубликованы труды З.Фрейда, работы других психоаналитиков, а также психоаналитически ориентированных психиатров и психотерапевтов. В общей сложности в этой серии было издано 11 книг, в том числе работы В.Штекеля, Л.Вальдштейна, О.Фельцмана и др.

 

Переломным в судьбе Н.Е. Осипова, как и всех его соотечественников, стал 1917 год. После буржуазно-демократической революции 1917 г., к которой он относился отрицательно, Н.Е. Осипов был призван на военную службу и в течение нескольких месяцев был ратником ополчения второго разряда.

 

В период правления А.Ф. Керенского была предпринята попытка оздоровления ситуации в Московском университете, в результате которой в университет были возвращены старые кадры, а профессорско-преподавательский состав, назначенный при Л.А. Кассо, попросили подыскать себе другую работу. Поначалу казалось, что все возвращается на круги своя. Но 27 марта 1917 г. либерально настроенных сотрудников психиатрической клиники Московского университета настиг удар - скончался профессор В.П. Сербский. Вскоре выяснилось, что восстановление ситуации осталось чисто формальным. В сумятице революционных потрясений в университет так и не вернулся жизненно необходимый дух корректности, доброжелательности и творчества. Положение еще более осложнилось после большевистского переворота 1917 г.

 

Впоследствии, характеризуя ситуацию 1917 г. и свое отношение к ней, Н.Е. Осипов констатировал: "Добольшевистский период революции привел меня к окончательному отвращению ко всем социалистическим движениям. Большевики были для меня абсолютно неприемлемы".

 

Несмотря на все потрясения, Н.Е. Осипов по-прежнему ориентировался на идеалы либерализма и конституционализма. Он не хотел и не мог примириться с новой российской действительностью и 7 ноября 1918 г. выехал из Москвы. Как оказалось - навсегда.

 

Почти два года он скитался по Украине, югу России и зарубежью (Одесса, Константинополь, Новороссийск, Евпатория, Севастополь, снова Константинополь, Белград, Будапешт и, наконец, с 1912 г. - Прага). Он сполна вкусил горький хлеб эмиграции и лишь в 1923 г. сумел получить стабильную работу по специальности.

 

В 1923-1931 гг. Н.Е. Осипов работал доцентом Карлова университета в Праге, где читал курс психиатрии и др. Он постоянно поддерживал профессиональные контакты с З.Фрейдом и его последователями. В 1923 г. Н.Е. Осипов опубликовал работу "Воспоминания Толстого о детстве. Вклад в теорию либидо З. Фрейда".

 

В 1925 г. Н. Е. Осипов организовал и возглавил "Русский психиатрический кружок" в Праге, который занимался различными проблемами психиатрии и психоанализа. Наиболее активную роль в деятельности кружка играли ученики Н.Е. Осипова Ф.Н. Досужков, С.Верещака и др. Работа кружка вызывала немалый интерес, и в заседаниях его принимали участие не только психиатры и психотерапевты, но и видные философы и психологи (А.Л. Бем, С.И. Гессен, И.И. Лапшин, Н.О. Лосский, Г.Я. Трошин, Д.И. Чижевский и др.). В общем деятельность этого несколько необычного эмигрантского кружка существенно способствовала профессиональному и общекультурному росту его участников. Но (что особенно примечательно) "Русский психиатрический кружок" в Праге значительно содействовал распространению психоаналитических идей и созданию в Чехословакии психоаналитической традиции и дисперсионной психоаналитической среды. Этому также способствовали публиковавшиеся Н.Е. Осиповым различные обозрения новых идей в неврологии и психиатрии и его около 70 публичных выступлений в Праге по вопросам психиатрии, психотерапии и психоанализа.

 

В 1930 г. патриотически настроенная русская эмиграция в Праге устроила торжественное собрание, посвященное 175-летию Московского университета. На этом собрании выступила значительная группа профессоров и доцентов Московского университета, чьи славные имена были и остаются предметом его гордости. С интересной речью, характеризующей в том числе и его самого выступил доцент Н.Е. Осипов. Он специально подчеркнул, что его "университетом оставался и остается до сих пор Московский университет" и, признавшись в нежной любви к другим шести своим университетам отметил, что к Московскому университету у него "любовь исконная, чувственная любовь".

 

Определенный интерес вызывают предпринятые в пражский период попытки Н.Е. Осипова развить, модифицировать и реформировать некоторые идеи и концепции учения З.Фрейда.

Осознанно и четко дистанцируясь от принципиально важных психоаналитических положений, он осуществил пересмотр психоаналитических представлений о любви и выдвинул идею о первичности любви как основного фактора космической жизни и абсолютной ценности, проявляющейся в разнообразных формах, и вторичности любви как физиологического притяжения и половой страсти. Н.Е. Осипов даже начал разработку теории любви, но не смог завершить ее из-за нездоровья.

 

К числу других новаций Н.Е. Осипова могут быть отнесены некоторые идеи опубликованной им в 1931г. работы "Революция и сон", в которой он предложил психоаналитически ориентированное понимание революции как "реализации подавленных, вытесненных желаний одного класса народа, классовое нарциссическое самоутверждение" и исследовал аналогии и компоненты одинакового содержания "революции и сновидения".

 

Одной из последних прижизненных публикаций Н.Е. Осипова стала статья "Больное и здоровое у Достоевского" (1931 г.), вызвавшая определенный интерес читателей.

 

Значительную часть творчества Н.Е. Осипова составили психоаналитически ориентированные исследования философских и этических проблем. Особое внимание специалистов привлекли выводы Н.Е. Осипова, согласно которым чрезмерная концентрация внимания личности на себе самой провоцирует и влечет невропатологические состояния, а различные нравственные факторы (и пороки) являются одним из источников психических расстройств.

 

В 1931 г. из-за тяжелой болезни сердца Н.Е. Осипов был вынужден оставить работу в Карловом университете. Более трех лет он противостоял недугу и донес свой крест до конца.

 

Он заболел 20 апреля 1931 г. и, в общем не обманываясь насчет хода и исхода болезни, со 2 июля 1931 г. по 25 августа 1933 г. писал автобиографические записки, "чтобы облегчить друзьям некрологическую заметку, а в то же время пока для себя восстановить в памяти главные этапы своей жизни".

 

И все же основным на закате жизни для него была профессиональная деятельность. В 1931 г. он завершил статью "Больное и здоровое у Достоевского" и пытался обработать для публикации свой доклад "Страшное у Гоголя".

 

При поддержке друзей (Ф.Н. Досужкова, В.Н. Досужковой, М.П. Полосина, игумена отца Исаакия и многих других) Н.Е. Осипов продолжал работу над "коренным" трудом, основанным на клинических материалах лечения им более тысячи невротиков. К сожалению, эта работа ("Поликлиника для невротиков. Научный отчет психотерапевтической амбулатории") осталась незавершенной, и, насколько известно, даже фрагменты ее не публиковались.

 

Н.Е. Осипов скончался 19 февраля 1934 г. в присутствии своих друзей Рябовых (с которыми он в 1918 г. бежал из Москвы) и доктора Михаила Полосина, преданно поддерживавшего его на протяжении всех трех лет тяжелой болезни. Похоронили его в Праге на православном кладбище в Ольшанах, у подножия памятника "Верному русскому воину". Прощальную речь над могилой доцента Московского университета Н.Е. Осипова произнес декан Карлова университета.

 

25 марта 1934 г. в Праге состоялось посвященное памяти Н.Е. Осипова объединенное собрание Общества русских врачей и Русского философского общества, на котором его ученики, друзья и коллеги (Ф.Н. Досужков, М.П. Полосин и др.) отдали дань уважения и памяти его прекрасным человеческим и профессиональным качествам.

 

В 1935 г. в Праге друзья и коллеги Н.Е. Осипова опубликовали сборник работ о нем "Жизнь и смерть. Памяти Н.Е. Осипова". Одну из статей в этой книге - "Н.Е. Осипов как философ" - написал выдающийся русский философ Н.О. Лосский, который и позднее в своей знаменитой "Истории русской философии" отдал должное Николаю Осипову как философски мыслящему психиатру и психоаналитику.

 

Посмертная судьба идей и трудов Н.Е. Осипова на его родине была типичной судьбой творческого наследия русских эмигрантов. На протяжении ряда десятилетий о нем почти не вспоминали и работы его не издавались. Переиздание одной из первых статей Н.Е. Осипова - "О психоанализе" - было осуществлено лишь в 1994 г. профессором В.М. Лейбиным в сборнике "Зигмунд Фрейд, психоанализ и русская мысль".

 

Имеются основания полагать, что материалы, связанные с жизнью и творчеством Н.Е. Осипова (в том числе часть его переписки с З.Фрейдом), сохранились в архивах иностранных государств. В 1994 г. научный сотрудник Института истории естествознания и техники И.Е. Сироткина обнаружила 125 единиц хранения интересных документов и материалов Н.Е. Осипова в российских архивах, но введение их в научный оборот пока наталкивается различные трудности.

 

Публикация избранных работ Н.Е. Осипова "Психоаналитические и философские этюды" (название дано В.Овчаренко) является данью светлой памяти оригинальному русскому мыслителю, просветителю и врачевателю, многие идеи которого не утратили своей актуальности и представляют значительный интерес для современного читателя.

Виктор Овчаренко, Дмитрий Брылёв

 

// Осипов Н.Е. Психоаналитические и философские этюды. М., 2000, с. 5-14.


 
 

© Русское психоаналитическое общество, 2005-2019. Все права защищены. Тел. +7 (495) 691-71-16, E-mail: arbat_rps@mail.ru